sitiens_lucem (sitiens_lucem) wrote,
sitiens_lucem
sitiens_lucem

Categories:
Есть такие произведения живописи, которые заставляют вздрагивать - независимо от того, насколько зритель дистанцирован от времени создания картины. Такие работы мы называем "сильными". Есть и такие, которые кажутся чужими в потоке мэйнстрима эпохи - и за счет этого возвышаются в наших глазах (нас привлекает все, что можно охарактеризовать как outstanding). Если говорить об эпохе русского классицизма, то последним фактором, например, обусловлен интерес исследователей к "примитивам", нередко поражающим своей экспрессивностью, парсунной неуклюжестью, которая, как ни парадоксально, придает им особенный шарм.

Отвергнуть правила "хорошего тона" - только одна из возможностей вырваться из рутины академических нормативов. Другая возможность - не отвергая принципов академического рисунка, направить его в неклассическое русло. Последнее, на мой взгляд, с блеском удалось относительно малоизвестному художнику второй половины XVIII века - Ивану Алексеевичу Ерменеву.

Сведений о его жизни сохранилось исключительно мало, как будто речь идет о живописце какого-нибудь XVII века. Будучи сыном придворного конюха, в 1767 году он закончил Академию Художеств, где он учился у С. Торелли (ознакомиться с творчеством полденего можно здесь: School Edu . То, чему его научили в академии, хорошо иллюстрирует его композиция-аллегория "На благоденствие России" (1774):



Но барочные тенденции Торелли вряд ли были по душе мастеру... По крайней мере, ничто не напоминает о них в его серии акварелей, посвященной нищим (сейчас хранятся в ГРМ). Именно ее я предлагаю вашему вниманию:


Поющие слепцы-нищие. Разве они выглядят несчастными и обреченными, поверженными в неравном поединке с Судьбой? Мне кажется, нет. Достаточно вглядеться в упругие силуэты их согбенных спин, чтобы увидеть, какая мощь скрыта в этих образах.




Нищий и нищая


Фрагмент


Старик-нищий с мальчиком-поводырем


Нищая с клюкой. Какой монументальный образ! Фигура нищей возвышается над горизонтом словно гигантская глыба, ее движение вперед медленно, но неотвратимо - как сама смерть.

Учитывая склонность XVIII века к разнообразным символическим аллегориям, возможна и такая трактовка этого сюжета, которую дает в своей книге "Классицизм в русской живописи" (М., 2003) А.А. Карев: "Дыры на одежде в эмблематике того времени обозначали душевные раны. Огромные, тщательно выписанные латки словно содержат призыв к лечению этих язв. Посохи в их руках не только указывают на свойственный обездоленным и бездомным образ жизни, но намекают на то, что человек - вообще странник в этом мире и пришел в него ненадолго".


Нищая с девочкой-поводырем


Нищий на обочине. Этот рисунок несколько отличается от остальных тем, что фигура нищего занимает здесь меньше половины высоты листа, что делает трактовку сюжета менее драматичным. Само положение фигуры и даже черты лица во многом повторяют центральную фигуру на листе, на котором изображены собравшиеся в круг поющие-слепцы нищие - видимо, он таким образом дважды применил одну и ту же натурную зарисовку.


Нищая с девочкой-поводырем


Ну и напоследок можно привести еще один акварельный рисунок Ерменева того же времени (начала 1770-х):

Крестьяне за обедом


Его интересно сравнить с рисунком другого художника того же времени на тот же сюжет - Михаила Шибанова (1774, ГТГ):



Насколько же яснее и проще композиция Ерменева! Он сохраняет определенную дистанцию между зрителем и фигурами крестьян, в нем совершенно нет налета какой-то экзотичности (столь характерной, например, для жанровых рисунков побывавших в России иностранцев). Все лаконично и в то же время преисполнено глубокого не показного чувства...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments